ПИСЬМО ОБ ЭКСПЕДИЦИИ ОТРЯДА ГЕНЕРАЛА ВЕЛЬЯМИНОВА ПРОТИВ КАРАБУЛАКСКИХ И ГАЛАШЕВСКИХ СЕЛЕНИЙ.

ПИСЬМО С ДОНЕСЕНИЕМ КОМАНДИРА ОТДЕЬНОГО КАВКАЗСКОГО КОРПУСА ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА Г. В. РОЗЕНА ВОЕННОМУ МИНИСТУ ГЕНЕРАЛ-АДЪТАНТУ А. Н. ЧЕРНЫШЕВУ ОБ ЭКСПЕДИЦИИ ОТРЯДА ГЕНЕРАЛА ВЕЛЬЯМИНОВА ПРОТИВ КАРАБУЛАКСКИХ И ГАЛАШЕВСКИХ СЕЛЕНИЙ.
                                                                                                                          21 июля 1832 г.,                                    Лагерь при селении Гай.

       Милостивый государь, граф Александр Иванович!

      О действиях отряда генерал-лейтенанта Вельяминова получены мною следующие известия.
    13-го числа сего месяца генерал-лейтенант Вельяминов  выступил из Назрановского укрепления к непокорному карабулакскому селению Шелчихе, но по причине грязной дороги и дурной переправы чрез реку Сунжу при Малой Яндырке, он только на другой день подошел к оному. Видя, что до 200 мятежников намереваются защищать селение сие, он приказал устроить в двух местах батареи: одну из 6-ти орудий конно-артиллерийской казачьей №6 роты и другую из 4-х орудий пешей артиллерии, действием которой мятежники немедленно были выбиты из деревни и оная занята без дальнейшего сопротивления  40 егерским полком. Неприятельская партия, скрываясь в лесу на противоположном берегу Ассы, перестреливалась с нашей стрелковою цепью, часть же конных, показавшихся на открытом месте, была преследуема кабардинскою милицией и конно-закавказскими полками, переправленными на сей предмет на правый берег Ассы. Другая часть нашей конницы преследовала бегущих  до деревни Мартан, где имела перестрелку с засевшими в оной жителями. В сей перестрелке со стороны неприятеля убито два человека, а с нашей легко ранен один всадник и одна лошадь. Деревня Большая Шелчиха разорена до основания.
     15-го июля генерал-лейтенант  Вельяминов выступил из деревни Шелчихи и занял без всякого сопротивления  деревню Ханжир или Худабер, коей жители прислали с изъявлением покорности. На другой день прошел он мимо деревень Мужихой и Фаргиев, жители коих покорились, и приказал разорить только небольшую мятежную деревню Цоале, близ которой остановился лагерем. Многие карабулакские деревни присылали  равномерно просить о пощаде, соглашаясь внести возложенный на них штраф по 5 рублей серебром и платить ежегодной подати со двора по 1-ому рублю серебром, но просили по неимению у многих денег, вместо штрафа внести по одной скотине, что им и дозволено. После дневки при разоренной деревне Цоале, генерал-лейтенант Вельяминов устроил там вагенбург, в котором оставил 250 человек Московского пехотного полка, при 4-х орудиях  конно-казачьей артиллерии №6 роты и кавалерию, двинулся к галашевцам через хребет гор, покрытый лесом. Неприятель, пользуясь теснотой дороги, из обрывистых спусках и подъемах сделал завалы, которых впрочем не защищал. Но когда наши войска подошли  к последнему крутому  спуску, то засевшие в лесу  над поворотом дороги мятежники открыли   довольно сильный ружейный огонь по авангарду, состоявшему из двух рот Бутырского пехотного полка, которые бросились  в стрелки и заставили неприятеля отдалиться от дороги; после чего перестрелка с цепью нашей  не прекратилась до выхода из леса на довольно обширную равнину, где лежит деревня Галашки. Расположаясь лагерем, генерал-лейтенант Вельяминов отрядил 200 человек, бывшей с ним кавалерии, для сожжения некоторых  строений, лежащих на берегу Ассы. В сей день с нашей стороны убитых два и раненых 8 человек, потеря же неприятеля еще не известна, кроме 4-х убитых, с которых нашими стрелками снято оружие.
   О чем уведомляя Вас, милостивый государь, с истинным почтением и совершенною преданностью честь имею быть, вашего сиятельства покорный слуга.
                                                    Подпись: барон Григорий Розен.