о военных происшествиях в управлении Владикавказского коменданта. 1840 г.

Журнал  военным происшествиям, случившимся на Кавказской линии и в Черномории
                                                                                                                                                   1840 г.
   Извлечение  о военных происшествиях в управлении Владикавказского коменданта.
  
    Владикавказский комендант  полковник Широков, рапортом от 11 июня №555, доносит,  что Шамиль раненный находится  в Шатоевском владении, а Ахверды-Магома расположен с лезгинами и карабулаками  на р. Ассе.  Галгаевцы  и цоринцы посылали своих старшин к Шамилю с предложением выдать ему аманатов, идти с ним на Военно-Грузинскую дорогу. Они склоняли к тому же  и кистинцев, которые однако же предложение  это отвергнули. Еще не известно,  какое влияние будет иметь  на намерение  цоринцев и галгаевцев известие об ране Шамиля.
      Шамиль, по полученным известиям,  ранен следующим образом: выступив 3 числа  от шатоевского народа с намерением идти к галгаевцам и кистинцам,  прибыл он в деревню акинского народа - Гу, и  от жителя этой деревни Губиша Какиева требовал выдачи  двух человек шатоевцев,  взятых Какиевым а плен. Получив отказ, Шамиль велел схватить Какиева и двух его братьев. Старшему приказал выколоть правый глаз, а других двух убить,   а все семейство, состоящее из 8 душ, сжечь.
              Губиш Какиев, привязанный ночью  к столбу, успел развязаться, пробрался в дом старшины Шаама  Мизирова, у которого ночевал Шамиль, и убил как старшину этого, так и трех мюридов. Шамиль  вскочил с постели  и схватил Губиша сзади, но несмотря на это, Губиш нанес ему рану в руку, и потом, быв уже повален, еще две раны в руку и одну в бок, после чего к Шамилю прибежавшие на помощь его убили.
   Командующий войсками, расположенными в управлении  Владикавказского коменданта  генерал-майор Лабынцев, рапортом от 22 июня №261 доносит, что он 19-июня  прибыл в крепость Владикавказ и, полагая окрестности   оной достаточно обеспеченными от нападения хищнических партий, отправился 20 числа в Назрань, где и принял в свое ведение расположенный там отряд.
      21 числа перешел он к селению  Яндырке, чтобы удобнее наблюдать за галашевцами  и непокорными племенами, живущими в лесах за Ассою, а также прикрывать малую Кабарду и Военно-Грузинскую дорогу.
          Назрановские ингуши, остались все почти в своих аулах, только 60 семейств, живущих в соседстве  с карабулаками, ушли в леса, но из них они уже возвратились и отданы теперь на  поруку почетнейшим старейшинам. Вообще племя это показывает совершенную  преданность нашему правительству и неоднократно уже отражало нападения хищнических партий, пытавшихся зажечь его аулы. Теперь же, содержит оно несколько пикетов около назрановсого укрепления.
         Кистинцы и особенно галгаевцы,  при приближении Шамиля, пришли в большое волнение, последние не хотели даже  принимать к себе пристава. Теперь они снова уже успокоились.
        Карабулаки,  галашевцы отложились  все без изъятия  и переселились в леса за Ассу и частию к Фортанге, только 20 семейств явились 21 числа  с покорностью и, выдав аманатов, поселены теперь между назрановцами. Генерал-майор Лабынцев для наказания этих племен,  приступит немедленно к истреблению  оставшихся на полях их хлебов
                                                               РГИА. Ф. I3454. ОП. 6. Д. 284. Л. 27-28 ОБ.