Л.М. Савелов о признании прав высших сословий Северного Кавказа в Российской империи

Л.М. Савелов о признании прав высших сословий Северного Кавказа в Российской империи
  Как известно вопрос о признании прав привилегированных сословий народов Северного Кавказа (в том числе и Кабарды) в Российской империи так и не был окончательно решен. Исследователи, обращавшиеся к данной проблеме, как правило, использовали материалы специальных комиссий, а также публикации лиц участвовавших в их работе. Предлагаемые вниманию читателей выдержки из труда крупнейшего русского генеалога и историка дворянства Леонида Михайловича Савелова можно рассматривать в качестве проявления позиции части русского дворянства по данной проблеме.
«Чтобы дополнить общую картину состава дворянства нужно упомянуть, что за XVIII и XIX ст. к русскому дворянству примкнули дворянства: в 1818 г. грузинское, бессарабское, остзейское, финляндское, польское, в 1839 малороссийское, в 1784 князья и мурзы татарские, слился с русским дворянством старшинский класс казачьих областей, будучи сравнен с армейскими чинами. Признание в правах русского дворянства делалось очень легко, особенно в начале присоединения областей к России, правительство, желая привлечь к себе высшие классы населения, очень легко признавало за ними права высшего сословия России; но если время проходило и об этом своевременно не заявлялось, то такое признание затягивалось, а иногда и совершенно в нем отказывалось, что часто было и непоследовательно, как это случилось с высшими классами Кабардинского народа, которые и по сие время не могут добиться признания за собою прав, хотя безусловно их имеют.
  Сословий в Кабарде было 2 – пши и вуорки; вторые делились на 3 степени, первая из которых была владетельною и была крайне малочисленна, как и сословие пши. В Большой Кабарде, например, было всего 4 рода пши (Кайтукины, Бек-Мурзины, Мисостовы и Атажукины), им принадлежали административные права над народом; вуорков 1-й ст. было 5 родов (Куденеты, Анзоровы, Тамбиевы, Хамурзины, Жанбулатовы) – им принадлежала вся земля в Кабарде. Первый из этих родов – род Куденетов – пользовался громадными привилегиями, так, например, слово данное членом рода Куденетов, было обязательно для всего народа, не исключая и князей, т.е. пши; человек, находящийся под покровительством семьи Куденетов, находился под покровительством всего Кабардинского народа. Насколько велико было значение Куденетов, видно из рассказа об одном посольстве Кабардинцев к Императору Николаю Павловичу; во главе посольства стоял Куденет; на вопрос Государя, почему во главе не князь, Куденет ответил: «потому что я Куденет».
И вот таким-то семьям было отказано в дворянском достоинстве, тогда как одновременно с этим признается целая масса польской шляхты, никогда никакими правами у себя не пользовавшаяся. Так же как в Б.[ольшой] Кабарде немногочисленны и владетельные роды и у других кавказских народов, так у Чеченцев мы знаем три семьи: Пархчой или Пешкой, Цечой или Цецой и Турловых, у Осетин Тугановых, Кубатиевых, Дударовых или Дударуковых, у Кумыков Айдемировых и все в том же роде.
И если бы нашлось таких родов 3-4 десятка, то, думается, они бы не испортили и без того пестрого фона российского дворянства, а между тем этот упорный отказ в правах вселяет крайнее неудовольствие. Мне лично пришлось, если не ошибаюсь, в 1902 г. беседовать в Петербурге с депутацией высших сословий горских народов, во главе которой опять-таки стоял Куденет, приехавшей специально хлопотать о распространении на них прав дворянства, и в их словах слышался справедливый упрек по отношению тех, кто мог бы помочь им получить то, что так легко давалось другим. Но трудно что-нибудь сделать, имея такое архаическое учреждение, каким является наш департамент герольдии, стоящий на мертвой букве закона и имеющий членов, не имеющих никакого понятия о том деле, к которому их привязала слепая судьба».
Лекции по русской генеалогии, читанные в Московском Археологическом Институте преподавателем Института Л.М. Савеловым. Репринтное воспроизведение издания 1909 года. М., 1994. С. 90 – 92.