Нарт - Орстхойский эпос

Нарт - Орстхойский эпос
При характеристике проистекших в Предкавказье этнических процессов и последующего формирования северо-кавказских народов заслуживает внимания, как исторический источник, героический нарт - орстхойский эпос, зарождение которого принято относить к первому тысячелетию до н. э., а сложение его основного ядра приходится на период средневековья (В. И. Абаев, Е. И. Крупнов, В. А. Кузнецов и др).
Важен вопрос историзма нартских, в том числе нарт-орстхойских сказаний, идентификация эпических и этнических героев эпоса. Здесь ученые склоняются к мысли о том, что орстхойцы в нартском эпосе - это вполне реальные жители северо-кавказского региона.
Ареал расселения нарт-орстхойцев. В подавляющем большинстве работ, когда речь идет о родине эпических героев, то ею, как правило, называют кавказскую равнину, проживание же в горах Чечни и Ингушетии хронологически относятся к более позднему времени ( У. Б. Далгат, А. О. Мальсагов и др).
Природа кавказского этноса по нарт - орстхойским сказаниям. Данные героического эпоса позволяют нам здесь видеть самостоятельный этнос, который может быть определен как нахский. Само название эпоса как нарт-орстхойского, где вторая часть является этническим обозначением конкретного этноса, позволяет его соотносить на поздней стадии с орстхойцами или карабулаками в русских письменных источниках. Представляются несостоятельными высказывания о нарт - орстхойцах как ираноязычных степняках, представителях скифо-сармато-аланского мира. Да, действительно, нарты совершают походы в горы за добычей, нападают на мирных жителей, не почитают горных богов (Диела, Сиели) и ведут с ними и местными героями – богатырями постоянную борьбу, но, вместе с тем, они наделены при этом и многими положительными чертами.
Нарт - орстхойцам в героическом эпосе всегда противостоят местные герои, которые в эпосе идеализируются и наделяются такими чертами, как сила, мужество, храбрость, воинская доблесть, ум, благородство, добродетель и другие качества нравственного порядка. Местные народные герои являются родоначальниками чечено - ингушских родов и фамилий, они почитают своих богов, с их именами связаны определенные памятники материальной культуры в горной зоне (У. Б. Далгат и др.).
Какими характеристиками наделяются нарт-орстхойцы в народном эпосе? Хотя вайнахские нарты и пришельцы в горы Чечни и Ингушетии, но в целом их никак нельзя отнести к отрицательным персонажам эпоса. Так, они также в народном восприятии отличаются силой, храбростью, мужеством, воинской доблестью и воинственностью. В отдельных случаях и нарты считаются родоначальниками местных родов и фамилий, их имена носят отдельные святилища, возведенные в честь языческих патронов -покровителей, они даже обожествляются, роднятся с горцами, в их столкновениях с народными героями всегда имеет место положительный коней, в том числе с установлением родства. В отдельных сказаниях явно ощущается как бы любование нартами и их определенная идеализация, особенно показательна в этом плане сцена героической гибели нартов, пьющих чашами расплавленную медь. (У. Б. Далгат и др.).
Нарты также, правда, изредка, но совершают и положительные действия, направленны на защиту горцев. Им народной памятью приписывается и культурный подвиг похищение огня у бога. Что-же касается отсутствия у них, в противоположность народным героям, патриотических чувств, а также почитания местных богов, то, наверное, эти качества могут и не проявляться. Не будем забывать, что нарты являются пришельцами, и горы для них иная, чужая среда обитания. В целом ряде сказаний главный нартский герой Сеска Солса наделяется сказителями многими положительными чертами, которые как-то не согласуются с его общей характеристикой притеснителя горцев. Так, в опубликованном Чахом Ахриевым сказании «Сеска Солса и тазовая кость» читаем: Давным-давно жил человек Солса. Солса был весьма умный и честный человек; он родился не от обыкновенной женщины, а прямо произошел от бога .
Е. И. Крупновым было записано в горной Ингушетии и поэтому связанное с местной топонимикой сказание о нарте Сеска-Солса. Сюжет: похищена дочь Солсы, сам он обманным путем связан и замурован в пещере, помогают ему освободится птицы и полевая мышь, затем погоня и расправа с похитителями, богатырский меч рубит вершину гора Цей-лам. Здесь симпатии сказителя явно на стороне эпического героя. В сказании «Сеска Солса и Горжай». Орстхойцы во главе со своим предводителем ставят перед собой задачу угнать стадо Горжая, из которого ежегодно приносились жертвы Сиели, богу грома и молнии вайнахского пантиона . Нападающие предварительно ставят в известность о своих намерениях владельца и угоняют стадо несмотря на заступничество самого Сиели. Более того, громовержцу Сеска Солсой были нанесены побои. Однако в данном повествовании мы не видим напрашивающегося решительного осуждения поступка орстхойцев, наоборот, больше любования неустрашимостью нартов и какое-то удовлетворение успешным завершением их похода.
В сказаниях Ботоко Шертуко с большой любовью и уважением повествуется о сыновьей любви орстхойца к своей матери. Здесь высвечиваются лучшие человеческие черты, и это адресуется нартам (Ч.Ахриев, У. Б. Далгат). Заслуживает внимания сказание «Пхармат», живо напоминающее по своему сюжету миф о Прометее. Наверное, сам сюжет действительно не нартский, однако для нас важно отметить, что похищение огня для людей у бога грома и молнии Сиели совершает в народной памяти нарт - орстхоец, и это трудно ассоциируется с обликом инопленника, если таковыми являются Пхармат и все другие орстхойцы (А. О. Мальсагов) .
В героическом эпосе вайнахов целая группа сказаний о нарт-орстхойцах посвящена установлению кровного родства между местными героями и пришельцами-степняками. Этим заканчиваются сюжеты сказаний, в которых эпические жители равнин вступают в какой-либо спор с горцами-богатырями, враждуют с ними, но затем приходит раскаяние за свои поступки. Словом, констатируется, как правило, мирный конец и родство. Так, в сказании Сеска Солса и Батар возникает спор между двумя действительно достойными друг друга молодцами о том, кто из них сильней и мужественней. Оба они по сюжету проходят через различные испытания, в том числе пребывание в подземном царстве у Владыки. Местный герой, в конечном счете, побеждает в спорте, и это всегда общий итог подобного рода сказаний. Сеска Солса устанавливает с Бятаром родство, выдав за него замуж свою сестру ( У. Б. Далгат).
Сказание «Калой Кант» по своему сюжету напоминает вышеотмеченное Сказание о нарте Сеска Солса. Народный герой обманут и связан при помощи сестры Сеска Солсы, нартами угнана баранта. Однако здесь наступает счастливый конец - преследователи и похитители без столкновения расходятся, а сестра орстхойца остается с Калоем и выходит за него замуж (Ч. Ахриев). Так устанавливается кровное родство между часто враждующими в сказаниях жителями гор и плоскостными пришельцами в лице нарт-орстхойцев.
Группа сказаний посвящена теме гибели нарт-орстхойцев. Они добровольно принимают героическую смерть - пьют расплавленную медь. Сцены искреннего раскачивания, мужества и презрения нартов к смерти не могут не вызывать чувства глубокого уважения и желания также совершить подобный поступок. Здесь, как представляется, имеет место большой воспитательный заряд. Сами нарты в данных эпизодах, бесспорно, положительные герои эпоса. Так в сказании «Сирая вдова и нарты» орстхойцы, признав свои ошибки и сожалея об этом, в одном из вариантов женятся и сливаются с местным населением, в другом - мужественно принимают расплавленную медь. (У.Лаудаев)
Близко по вышеназванному сюжету Ялхой-мохкское сказание. Семь братьев - Богатырей, путешествуя, попадают в дом бедной вдовы. Она также во время еды говорит о благодати, которая исчезла в крае с появлением здесь нартов. Последние с болью в сердце и чувством глубокого сожаления воспринимает слова о неблаговидных поступках своего племени и принимает решение добровольно и героически уйти с этой жизни. Сказание никак не вызывает каких либо отрицательных эмоций, наоборот, оно воспринимается с чувством сострадания и большого уважения к мужественным нартам, что как-то даже не совсем согласуется с отрицательной характеристикой пришельцев (Н.Семенов).
В сказании «Как нарт-орстхойцы сгинули со света» разработан все тот тот-же сюжет исчезновения благодати в крае с приходом нартов, о чем они узнают в гостях у одинокой женщины. Устыдившись своих неблаговидных поступков, Сеска Солса со всей нартовской дружиной навсегда покидает земли, на которых нарт-орстхойцы являются пришельцами (А. О. Мальсагов).

Как отмечалось, в сказаниях присутствует тема противодействия нартов горно - языческим богам вайнахского пантеона. Их не почитают и вступают с ними открытую борьбу. И отдельные сказания содержат мотив возмездия нартам со стороны богов. Однако гордая непреклонность и героизм, сама смерть нартов возвышает их над языческими богами. Вот как в сказаниях умирают орстхойские нарты: В горах был возвеличенный богом аул. Это был очень богатый аул. Ни один человек не осмеливался нападать на него, потому что он был возвеличен богом. Я не успокоюсь, пока не возьму этот аул, сказал Сеска Солса и с 60 нарт-орстхойцами завоевал его. Когда орстхойцы возвращались домой с взятыми богатствами, провалилась земля, и они оказались на большой глубине, откуда не могли выйти. С голоду орстхойцы съели всю пищу, какая у них была, съели лошадей. Но нарт-орстхойцы предпочитают смерть, но смерть действительно героическую. Пусть не говорят люди, что орстхойцы умерли с голода, с опухшими ногами и головами. Лучше умрем сами по своей воле. И нарт - орстхойцы все погибают выпив расплавленную медь (У. Б. Далгат).
В сказании « Куда девались нарт-орстхойцы?» содержится все тот же мотив гибели нартов от расплавленной меди, но, вместе с тем, прослежена и их дальнейшая судьба. Нарты не просто героически погибают, они после смерти переселяются на небо и превращаются в звезды. Здесь, несомненно, отдается дань мужеству героев, в памяти народной они постоянно предстают в виде ярко горящих на небе звезд. Нарты пьющие расплавленную медь, переселились на небо. На западе есть семь блестящих звезд, это и есть пропавшие нарты (И. Магомедов).
К тому, что уже было сказано о неизменном предводителе орстхойской дружины Сеска Солсе можно добавить и следующее. Сеска Солса причисляется к рангу святых (У. Б. Далгат), в его честь возводятся языческие святилища в горах, птицы в сказаниях скорбят о смерти героя, места богатырских подвигов Солсы носят названия святых мест, например, Цей-Лам ( святая гора) ( У. Б Далгат).
Вышеизложенная группа нартских сюжетов позволяет нам сейчас сделать некоторые выводы. Во-первых, представляется бесспорным, что орстхойцы являются пришельцами в горы Чечни и Ингушетии. Это всегда нападающая сторона, которой противостоят горцы, и такие известные местные герои, как Калой Кант, Охкыр Кант, Гожак, Наур и другие.
Кто же такие этнически Сеска Солса, Села Сата, Патарз, Хамчи, Ачамза и остальные нарты героического эпоса вайнахов? Как представляется, у нас решительно нет никаких оснований связывать нарт-орстхойцев с пришедшими на Кавказ иноязычными степняками. Да, они вторгаются в горные ущелья, и активно звучит тема притеснения горцев и захвата какой-то определенной добычи, но достаточно ли одного этого для безоговорочного объявления их чужеродной средой? Думается, что нет и вот почему.
Исследователи как-то мало обращается внимания на целый ряд характеристик, а также поступков нартов, которые были бы просто невозможны, имеем мы дело с иной не Вайнахской средой. Так, сколько любования, восхищения и чувства жалости к нартам в сценах гибели орстхойцев, когда они, презирая смерть пьют ковшами расплавленную медь. К этому следует добавить, что на этот героический поступок их толкают глубокое раскаяние в своих действиях, которые были направлены против местных жителей. Поставим вопрос так: стал бы народ, вводить в свои героические сказания мотивы героизма и раскаивания нартов, если бы речь шла о чужой этнической среде? Наверное, нет. Ведь все это никак не вяжется с образом иноплеменного захватчика-пришельца.
В ряде сказаний нарты, покаявшись, выбирают себе невесток-горянок и сливаются с местным населением. Их принимает среда. Нарты-пришельцы устанавливают родство с горцами, выдавая за местных героев своих сестер. Всегда в столкновениях горцев и степняков имеет место мирный конец. Представляется, что родство, мир и дружба, такими, как они проходят в сказаниях, просто невозможны, если мы имеем дело с иной этнической средой.
Нарты после героической гибели превращаются в звезды, и мы их всегда вспоминаем, глядя на небо. Предводитель нартовской дружины Сеска Солса обожествляется, в его честь возводятся в горах каменные святилища, подобно культовым памятникам, посвященным почитаемым вайнахским языческим божествам. И это несмотря на то, что тот же Сеска Солса наносит побои в одном из столкновений грозному и чтимому громовержцу Сиели. Места героических деяний нартов превращаются в места святые, нарты же в некоторых случаях считаются родоначальниками местных родов и фамилий. Возможно ли все это адресовать не вайнахскому этносу? Зачем обожествлять пришельцев-притеснителей и поклоняться им в специально возведенных в их честь святынях? На эти вопросы также ответить трудно, если мы возьмемся отрицать местный этнос.
Действительно, нарт-орстхойцы пришельцы, это всегда нападающая сторона, им противостоят местные герои. Однако, наряду с этими бесспорными фактами, мы должны отчетливо видеть и все другое, что характеризует нартов. Мужество, героизм, родство, почитание и обожествление, глубокое раскаивание в своих поступках самих нартов - все это не может быть никак связано с иной этнической средой. И здесь мы приходим к неизбежному выводу о том, что в эпических нартах мы можем и должны видеть нахский плоскостной Орстхойский эпос.
М. Б. Мужухоев,
Доктор исторических наук.