Из жизни арстхойских мухажиров в Шаме (Сирии).

Из жизни арстхойских мухажиров в Шаме. Когда мухажиры-арстхой прибыли в Оттоманскую империю, то одной партии из них, выделили землю в Ливане. Место было гористое, много скал и леса. Им это место не понравилось: негде даже на скакуне разогнаться, сказали они, и ушли дальше. Дошли до Сирии, и недалеко от г. Хомс, между ним и местом под названием ХIальби, рядом с р. Евфрат, остановились. Местность была пуста и понравилась мухажирам. За несколько дней возвели сакли и буквально за пару недель обосновались там так, как будто жили уже очень давно. Тут появился один старец, с ним было двое сопровождающих. Он что-то говорил на арабском, но мухажиры его не понимали. Наверное, просит подаяние, сказал кто-то, дайте ему барана и пусть идет с миром. Но старик оскорбился, отказался от барана. Начали искать толмача, и наконец, выяснилось, что это был шейх (старейшина) самого сильного местного тейпа Шамар с двумя слугами. Он заявил, что мухажиры должны платить ему дань, а он их будет охранять, и еще потребовал понравившийся ему ковер ручной работы, с вайнахским орнаментом, который привезли с Кавказа. « Мы что, женщины, чтобы нами кто-то владел и охранял нас?» - сказали арстхой, и, завернув старейшину в понравившийся ему ковер, сбросили в реку. Обоим слугам отрезали уши и прогнали. Утром второго дня подошло войско этого тейпа, и было их так много, что они закрывали горизонт. Битва продолжалась целый день, к закату остатки войска с криками: Людоеды! людоеды! бросились бежать, оставив множество трупов. У арстхой погибло 5 человек. После этого к арстхой пришла делегация от другого местного тейпа ЭIниза. Оказывается их, как и всех вокруг, сильно притесняли люди Шамар, и они были очень обрадованы произошедшими событиями. Они побратались с арстхой, и это побратимство сохранялось до последних времен. В Сирии жила небольшая часть этого тейпа, а большая часть находилась в Мекке и являлась хранителем священного города. После этого случая уже никто не хотел покорить арстхой, а многие искали с ними дружбу. Записано со слов Н. Бок-някIан, потомка этих мухажиров из Сирии.